12+
11 августа
...
прогноз на 5 дней
16 oC пасмурно
доллар +0.07 евро +0.15
Сиверский
Берегите себя и будьте здоровы !!!

Партнерская реклама Яндекс

Кадастровые и Юридические услуги

kadastr 6

Память предков.

27.07.2022, 00:06
135
0
Автор
Фото Гатчинская правда

Интервью с Петром Бабенко, руководителем общественной организации «Патриотический проект».

«Памяти предков будем достойны» из поселка Сиверский, с первых же минут превратилось в невероятно интересное путешествие, позволяющее за пару минут из роддома на Васильевском острове, где появился на свет мой собеседник, переместиться в гостиную барона Фредерикса. Оттуда вместе с юным императором Николаем II оказаться в Японии, узнать о свойствах времени растягиваться и сжиматься в тугую пружину в разные периоды жизни человека и побывать на полях сражений Отечественной войны 1812-го года.

Рассказчик мог пружинисто и легко, несмотря на мощную фигуру, встать из-за стола, резко, рукой, словно шашкой, разрубая воздух, доказывать невидимому собеседнику: «Преемственность и традиции! Только на них держится государство. У нас же каждый раз - всё заново»! И тут же, понизив голос почти до шёпота, говорить о любимой жене Оленьке и восьми внучатах. Огромная эрудиция вкупе с неиссякаемой энергией, неподдельная любовь к своему краю и твёрдая уверенность во взаимосвязи исторических событий и наших с вами судеб. От далёких предков до сегодняшних дней.
Но обо всём по порядку.
- Я родился в 1968-ом году в Ленинграде. Отец приехал в наши края из Армении. Да-да, Бабенко из Армении. Дело в том, что ещё в 1832-ом году полтавские казаки были переселены на Кавказ. Они несли пограничную службу. Только вместо застав основывались станицы. Та, откуда родом был отец, называлась Николаевская. Станицы выстраивались в линию, отсюда название казаков – «линейные». В 1935-м году станицу переименовали в село Кирово. С казачеством в те годы боролись. Да, снимались фильмы типа «Кубанские казаки», но недоверие со стороны властей оставалось.
Отец не любил рассказывать о нашем прошлом. Лишь в 40 лет, я, по сути, осознал себя казаком. Но вот, что важно. Можно это назвать наследственной памятью, или генами, но казачьи корни чувствовались во всём. Начиная от говора, до традиций воспитания. Слово отца было законом. Например, в детстве отец отправил меня первым делом не в спортивную секцию или кружок, это всё потом. А на танцы! Я понять не мог, зачем мальчишке танцы? Отец твёрдо стоял на своём: «Мужчина должен уметь танцевать! Пригодится в жизни». И ведь, правда, пригодилось! Значительно позже, правда. Потом самбо, мужчине нужно уметь постоять за себя, и академическая гребля. Это уже я сам выбрал. В спорте у меня хорошо получалось. Учился не то, чтобы отлично, но неплохо. Любимые предметы – химия и история. Это тоже потом сказалось.
Мама родом из Белоруссии, работала ветеринарным врачом. По работе они с папой и познакомились. Он на мясокомбинате работал приёмщиком скота, она проверяла состояние коров, чтобы не дай боже, какая зараза! Сошлись, поженились. Жили под Выборгом, где от мясокомбината была база и пастбище. Мама на первой электричке уезжала в Ленинград на работу. У неё привычка выработалась. Села в вагон, сразу уснула. Потом переехали в Ленинград. Я, как и все наши мальчишки, болел за «Зенит». Попросил маму связать шарф в зенитовских цветах. Она немного не рассчитала, связав вместо полутораметрового шарф аж в 2,5 метра. Я мог весь в него укутаться. Так получилось, что если я приходил на стадион, «Зенит» никогда не проигрывал. Так что в победе «Зенита» 1984-го года есть и моя заслуга! (улыбается)
- Как появилась армия в Вашей жизни?
- Казак должен служить! Это не говорилось вслух, но считалось само собой разумеющимся. Отец решил, что я стану офицером. Впрочем, я и не думал перечить ему. Он как-то разговорился с офицерами из Академии тыла и транспорта, те посоветовали выбрать именно это направление. Без куска хлеба никогда не останешься. Если бы они знали, что погоны я получу в самый разгар перестройки, когда с куском хлеба была совсем другая история. Но год ещё 1985-й, Советский Союз, кажется, будет стоять вечно, и в моей жизни появляется неизвестное мне раньше слово Вольск. Это городок в Саратовской области. В нём находилось ордена Красной звезды, имени Ленинского комсомола училище тыла. В Вольске выходила газета «Цемент», главный ресторан носил гордое имя «Цемент», и работали три цементных завода. По утрам во время пробежки цемент стоит столбом. Платки, что должны быть наряду с расчёской у каждого курсанта, использовались вместо противогазов. Я приехал туда в одном спортивном костюме. Какие экзамены, толком не знал, тогда же интернета не было. Готовил физику, но пришлось сдавать химию. Повезло, что она мне легко давалась в школе, даже на олимпиады ездил.  В общем, поступил.
- Чем запомнилось училище?
- Ну что сказать? Степь, летом жара, спрятаться негде, зимой стужа лютая. И цемент кругом. Человеческие взаимоотношения. Вы знаете, я был абсолютно советским человеком, даже в партию вступил. Хотя и видел огромное количество проблем в нашей стране. Но, надо сказать, мог убедиться в том, что не всё было только на словах тогда. Могла работать система и, если бы не рубили с плеча, работала бы по сей день. Во всяком случае, можно было искать справедливость.
Например, у нас в училище у каждой роты был свой командир, как правило, молодой лейтенант. Наш комроты - вполне нормальный мужик, а вот в соседней роте, скажем так, не очень. Однажды наш командир заболел, и занятия проводил тот самый лейтенант. Он начал придираться, сразу скажу, не по делу к курсанту. Унижал человека, оскорблял. А я к тому времени был заместителем секретаря парторганизации. И вот подхожу к лейтенанту вполне официально. «Разрешите обратиться»? - «Разрешаю». И я его приглашаю на открытое партсобрание с участием комсомольцев, то есть, курсантов обеих рот. По поводу неуставных отношений и превышения лейтенантом таким-то служебных полномочий. Он покраснел от злости, но сказать-то ему нечего. С одной стороны, я – курсант, никто, с другой, мы оба партийные, то есть, мы, в этом смысле, равны. Прихожу к секретарю парторганизации, объясняю ситуацию. Тому тоже деваться некуда. Я проявил инициативу по партийной линии. Это же не наказуемо, наоборот, поощряется. Собрание. Я высказываю в лицо лейтенанту всё по поводу оскорблений и унижения человека. Он молчит. Секретарь спрашивает: «Кто ещё хочет выступить?» Поначалу тишина, все боятся против начальства пойти. Но плотину молчания я уже прорвал. Ещё один поднял руку, высказал накипевшее, другой, третий! Лейтенант сидит, как зверь, обложенный со всех сторон охотниками. Испуганный, не ожидал он такого. Да и я, честно говоря, не думал, что стольким людям он насолить успел. Короче, отделался офицер выговором без занесения, но с тех пор притих, не позволял себе хамства.
Армия 90-х. Распад.
От автора:
Разваливалась страна, и вместе с ней армия. Многие ещё помнят офицеров, которые стеснялись, а то и боялись выйти за пределы части в форме. Расхристанных солдатиков, что просили на улицах подаяния. Вывод войск из-за рубежа и из союзных республик превратился в хаос и сумятицу. Бесхозные части, нередко брошенные прямо в поле: устраивайтесь, как хотите, офицеры разбегались, кто куда мог. В милицию, в охрану, в бандиты. Смутное время.

- «Повезло» Вам влиться в ряды вооружённых сил перед самым кризисом. Как удалось пережить 90-е? И прямой вопрос: не было мысли уйти из армии, как это сделали многие Ваши сверстники?
- Русский человек неприхотлив. Да, тяжёлые моменты случались. Задержки зарплат, да и зарплатами это назвать было трудно. Приведу такой пример. В 1996-м меня направили в Москву на трёхмесячные курсы повышения квалификации. Общежитие, естественно, бесплатное, но питание за свой счёт. Денег не хватало даже на хлеб. Признаюсь честно, просто голодать приходилось. Через полтора месяца такой жизни нашёл возможность подработать. Вахтёром на парковке у крупного магазина. Так вот, в удачный день я мог за одну смену заработать половину офицерского оклада. За один день. Позже, когда курсы закончились, была шальная мысль, - взять отпуск и вернуться в Москву, деньжат подзаработать. Но покинуть службу, снять погоны, нет, никогда!

Сиверская. О пользе занятий танцами
От автора:
Во время беседы Пётр долго и увлечённо объяснял свою теорию «разного» времени. Оно то замедляется, ползёт, как улитка, то мчится вперёд, что тот реактивный самолёт.

- В Сиверский авиаполк я перевёлся в 1996-м году. В звании старшего лейтенанта. Не скрою, переживал. Все мои уже в майорах ходили, минимум капитанами, а я вот застрял. Причина понятна, должностей подходящих не было, не везло, но всё же. А в Сиверской время как будто ускорилось. Должность начальника службы химзащиты была майорской. И вот я почти сразу получаю капитанские звёздочки, а через два года - майор! Служба «химика» в авиации хороша тем, что практически нет объектов, за которые ты несёшь материальную ответственность. Лётчики должны уметь правильно надеть противогаз, сесть в нём в кабину, уложиться в нормативное время. Знать пять поражающих факторов ядерного удара, справиться с костюмом спецзащиты, в общем, ничего особо сложного.
Я – человек любознательный, интересуюсь историей. Было интересно, как и когда здесь появился аэродром, какие полки служили, какие люди? Так впервые узнал, что здесь начинал службу Герман Степанович Титов. С ним связана интересная история. Он ведь не хотел в космонавты! То есть, когда его приглашали, подходили издалека. Сначала вопросы о здоровье, потом, мол, не хотите ли вы полетать на более современных машинах? Он думал, в лётчики-испытатели приглашают. Согласился с радостью. Летать он любил. Быстро рос в мастерстве. Небо – его страсть. Но Титову дальше продолжают задавать вопросы: «А вот полетать на ещё более современных аппаратах? В космос, например?» Он не сразу согласился, всё же лётное дело считал своим призванием. Те не отстают. Знаете, что Титов ответил? Никогда не угадаете! «Надо посоветоваться с женой», – говорит. Без неё в космос и не попал бы. Вообще, фраза «надо посоветоваться с женой» важна для каждого мужчины. Хорошо, если ты её можешь произнести от всей души. (улыбается).
«Знаете, как мы с женой познакомились? - неожиданно спрашивает Пётр. – Помните, я рассказывал, что отец говорил: «Мужчина должен уметь танцевать?» Не зря я ходил в школу танцев. На Новый 1998 год в ДК «Юбилейный» был праздничный вечер. Мы, группой офицеров, танцуем в зале. Рядом танцует компания женщин. Смотрю, одна из них выделяется отточенностью движений, необычная. А она у меня мастер спорта по фигурному катанию, между прочим. Ну, я решил не отставать. Я - необычное движение, она движение. Я движение, она движение. И так постепенно сближаемся. Получилось, мы уже вдвоём танцуем, словно никого и нет вокруг. Так по сей день и движемся вместе по жизни.

«От гусар до космонавтов».
-  Началось всё с музея истории Сиверского авиационного полка. К 2009-му году стало окончательно понятно, что полк будет передислоцирован. 23-го февраля у нас в части, как обычно, праздничные мероприятия, подведение итогов, план мероприятий по расформированию части и имущества. Я подхожу к замполиту нашему: «А что с музеем будет?» Тот развёл руками: «Не знаю. Сдадим имущество, части не будет, и музея не будет». Люди привыкли так. Вот служу я, это моя обязанность, ухожу, деньги мне не платят, зачем я буду этим заниматься? А я ведь не про музей, не про помещение и экспонаты спросил. Я спросил о том, что останется после нас? Какую память будущим поколениям мы оставим? И у меня, так сказать, появилась ответственность за это дело. Тем более, ушёл к тому времени на пенсию, появилось свободное время.
Обратились сначала к местной школе, у них свой музей. Приехал представитель школы, посмотрел: «Вот это я беру, это беру, всё». Далеко не все экспонаты, только то, что школе интересно. А остальные? На помойку? Решил так: пока здание принадлежит части, свет есть, будем сохранять. Главное – преемственность сохранить. Ведь какие люди здесь служили! Тот же космонавт Титов Герман Степанович, Сёмин Александр Андреевич, воздушный ас, лётчик-снайпер, Андрианов Владимир Николаевич, бывший комполка. Баташев Канамат Хусеевич. В 62 года вернулся генерал-майор Баташев в авиацию. Трагически погиб во время спецоперации. Герой Российской Федерации. Здесь, в Сиверской служил. Да много кто, всех не упомнишь.
Главная идея любого музея, на мой взгляд, – воспитание подрастающего поколения. Для музея что нужно? Экспонаты и хороший экскурсовод. Это как скрипка и скрипач. Каким бы виртуозом скрипач не был, без инструмента он не сыграет. Так и сохранили скрипку, наш музей.
Появилась концепция музея – «От гусар до космонавтов». Здесь, на сиверской земле, в Дружноселье, на земле, подаренной Петру Христиановичу Витгенштейну благодарными петербуржцами за спасение столицы от наполеоновского нашествия, был создан первый в Российской империи музей, посвящённый войне 1812-го года. На гербе Петра Христиановича изображён с одной стороны петербуржский ополченец, с другой – лейб-гусар. Витгенштейн был шефом лейб-гусар. Единственный случай, когда такой пост занимал не представитель императорской фамилии. У гусар сложилась традиция посещать музей, отдавая тем самым дань памяти своему шефу. Будущий император Николай II, еще цесаревичем, проходил в 1886-1887 гг. практику в полку лейб-гусар и приезжал сюда, в Сиверскую. Останавливался в усадьбе барона Фредерикса. А манёвры полка проходили ровно на том месте, где впоследствии расположился аэродром. Но надо понимать, что это поле потому и стало впоследствии аэродромом, что его не засевали, не пахали, не застраивали. Берегли для манёвров лейб-гусар. Представляете, как всё у нас взаимосвязано! В память о тех временах сохранилась у нас открытая по поручению Николая церковь св. Петра и Павла, первый православный храм в Сиверской. Сейчас фестиваль «Памяти предков будем достойны», который мы проводим ежегодно, начинается с молебна именно в этом храме.

Казачество
От автора: Загадочен этот механизм проявления в человеке памяти предков, их наследия. Нередко, по молодости, мы стремимся отдалиться от родителей, вырваться из гнезда, выстроить собственную судьбу. Но приходит время, и в тебе словно прорастают черты внешности и характера, привычки и манера поведения твоих предшественников. Ты можешь даже не знать, как выглядели они, но вот увидит кто-то из тех, кто помнит, всплеснёт руками: «Смотри! Глаза-то у неё точно, как у бабы Анюты!» Или: «Походка, жесты - вылитый дед!» Это похоже на неожиданное появление среди пустыря проклюнувшихся по весне нежных цветов – анютиных глазок или незабудок...  Природа берёт своё.
- Казачество? Среди офицеров, когда я служил, отношение к казакам было скептическое. «Ряженые», одним словом. Я и сам так думал. Но однажды я познакомился с тогдашним атаманом Гатчинской станицы Владимиром Борисовичем Любимовым. Он на меня внимательно так посмотрел: «А ты не казак часом? Бабенко – казачья фамилия». Я говорю, да, вроде, нет. Откуда отец родом? С Украины?» Когда услышал про Армению, ну всё, говорит, понятно. И начал мне рассказывать про линейных казаков, переселение с Украины на Кавказ. «Ты поищи свои корни, - говорит, - много интересного узнаешь»! И вот только тогда я плотно занялся своей родословной. Кто мой дед был, бабушка, и кто я сам такой по роду своему? Нашёл статью, изданную ещё при Советской власти «Казаки в Армении». Своих предков там отыскал, Бабенко. Узнал, что переехали они из Полтавской губернии, городок Кобыляки. Сомнений не осталось. Конечно, я не такой казак, как дед мой, например. Из станицы Николаевской. Он был настоящим казаком, сыном казака. Я – правнук казака. Это моё духовное мировоззрение. Хранить память о своих предках, сохранять традиции, вот на чём стояла и стоять будет Россия.

Фестиваль «Памяти предков будем достойны»
- В этом году мы провели юбилейный, десятый по счёту фестиваль «Памяти предков будем достойны». Если первый фестиваль прошёл более – менее гладко, помогал Андрей Иванович Ильин, тогдашний глава администрации Гатчинского района. А вот второй – значительно сложнее. В планах администрации фестиваль не был заявлен, финансирования никакого, но выкрутились. И пошло – поехало. Пушки, лошади – самая затратная часть, кстати, реконструкторы, казаки, транспорт. Я, скорее, даже не организатор, а катализатор процессов. Есть немало людей, которые готовы что-то делать, участвовать в общественной жизни, но нужен толчок, чтобы пошла реакция. Иногда оглянешься назад и удивляешься, как мы умудрялись всё это дело организовывать и успешно проводить? Одному Богу известно. Постепенно и депутаты Сиверского городского поселения, и администрация Гатчинского района стали воспринимать фестиваль как часть нашей общей истории. Охотно принимают участие, помогают, чем могут. Для местных жителей, особенно молодёжи, этот праздник тоже стал неотъемлемой страницей нашей культуры.
Ну а для меня, для Ольги, детей наших фестиваль - уже неотъемлемая часть жизни. Как день рождения или Новый год. Обычный праздник со всеми его хлопотами и радостями.



Андрей Павленко

Отзывы


Портал п.Сиверский © 2017-2022 г. Все права защищены.

Распространение, копирование, тиражирование информации с сайта разрешены только с согласия администрации.
Если Ваши авторские права были нарушены, сообщите нам на почту admin@siverskiy-net.ru

12+
Яндекс.Метрика